В поисках праязыка

В поисках праязыка

В поисках праязыка

В XVII в. нидерландский учёный М.З. ван Боксхорн, рассматривая германские, славянские, балтийские и кельтские языки, а также греческий, латынь и персидский, пришёл к выводу об их общем происхождении. 

В 1713 г. подобное заключение сделал и английский исследователь У. Уоттон, сопоставлявший исландский, греческий и романские языки. 

В конце XVIII в. У. Джонс, британский юрист-полиглот, получивший назначение в Индию, занялся изучением древнеиндийского языка санскрита и в 1786 г. прочёл в Бенгальском азиатском обществе лекцию о родстве между санскритом и большинством европейских языков. Данная языковая семья впоследствии была названа индоевропейской, а отрасль филологии, связанная с её исследованием, – индоевропеистикой.

Помимо вышеупомянутых языковых групп, в индоевропейскую семью входят дардские (самый распространённый из которых – кашмири), нуристанские (кати, ашкун и ряд других языков), армянские, албанский, а также вымершие тохарские и хетто-лувийские языки. Путём сравнения преимущественно наиболее архаичных (то есть наилучшим возможным образом сохранивших древние черты (1) из письменно засвидетельствованных индоевропейских языков лингвистам удалось реконструировать в общих чертах индоевропейский праязык (протоиндоевропейский язык).

Среди его основных особенностей можно назвать следующие:

- наличие чередования е – о – ø (нулевой звук) (ср. рус. беру – сбор – брать; др.-греч. πεύθομαι ‘узнаю́’ – ποῦσας ‘узнавший’ – πυθον ‘(я)           узнал’);

- оппозиция придыхательных и непридыхательных согласных (первые в своём первоначальном виде сохранились в ряде индийских языков: ср. санскритский религиозно-философский термин dhárma);

- многопадежная (по всей видимости – восьмипадежная) система склонения;

- наличие единственного, двойственного и множественного числа (так, русская форма гости восходит к форме двойственного числа, тогда как соответствующая ей старославянская гOCTь~ – к форме множественного числа);

- разветвлённая система глагольного спряжения.

В лексическом плане теория индоевропейской общности опирается прежде всего на базовый словарный фонд, который, как правило, не заимствуется. Он включает в себя основные термины родства, часть имён числительных, названия некоторых частей тела, явлений природы и т. п.

Рассмотрим выражение нескольких подобных понятий в индоевропейских языках:

Русский

Английский

Латинский

Древнегреческий

Санскрит (2)

два

two

duo

δύο (dýo²)

d(u)va

мать (род. п. матери)

mother

mater

μήτηρ (mḗtēr²)

mātṛ

ночь

night

nox

νύξ (nýx²)

nákti, nákta

 

В парадигме глагола ‘быть’ в большинстве индоевропейских языков обнаруживаются две основы, по одной из которых в индоевропейском праязыке восстанавливается основа *bhū-/*bheu- (ср. рус. быть, лит. bū́ti, англ. be, ирл. bí ‘быть’, лат. fui ‘(я) был’, санскр. bhávati ‘есть, имеется, происходит’), по другой – основа *H1es- (ср. рус. есть, ст.-лит. ẽsti, англ. is, ирл. is, лат. est, санскр. ásti ‘есть, имеется’).

Что касается прародины носителей индоевропейского праязыка, на данный момент существуют три достаточно обоснованные гипотезы:

1. так называемая курганная гипотеза М. Гимбутас, локализующая прародину индоевропейцев на Южном Урале, а также в волжских и причерноморских степях;

2. анатолийская гипотеза К. Ренфрю, согласно которой протоиндоевропейцы населяли полуостров Малая Азия (территорию нынешней Турции);

3. армянская гипотеза Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова, утверждающая, что индоевропейский праязык сложился на Армянском нагорье.

В XX в. стали появляться теории, сближающие индоевропейские языки с другими языковыми семьями.

Среди них особого внимания заслуживает так называемая ностратическая теория (от лат. nostras, род. п. nostrātis ‘наш, здешний, туземный’), предложенная в 1903 г. датским лингвистом Х. Педерсоном и получившая значительное развитие в работах советского исследователя В.М. Иллич-Свитыча. Она объединяет индоевропейскую семью с алтайской, картвельской, дравидской, уральской, а в более поздней версии – также афразийской и эскимосско-алеутской семьями. Данная теория опирается на многочисленные полурегулярные совпадения между этими языками (ср. рус. меня – фин. minä ‘я’ – узб. men ‘я’; англ. name – фин. nimi ‘имя’).

Пока подобные теории признаются далеко не всеми учёными. При этом В.М. Иллич-Свитычу удалось сочинить четверостишие на гипотетически выводимом ностратическом праязыке:

 

***ḲelHä weṭei ʕaḲun kähla
ḳaλai palhʌ-ḳʌ na wetä
śa da ʔa-ḳʌ ʔeja ʔälä
ja-ḳo pele ṭuba wete

 

Русский перевод:

Язык – это брод через реку времени,
Он ведёт нас к жилищу ушедших;
Но туда не сможет прийти тот,
Кто боится глубокой воды.

 

(Текст стихотворения взят из Википедии)

 

Примечания:

(1) Среди современных языков в целом самым архаичным представителем индоевропейской семьи признан литовский.

2) В латинской транслитерации.

05.10.2015

Лев Бабурин, лингвист, кандидат филологических наук, преподаватель Технического Университета (Санкт-Петербург)