Язык открывает двери

Язык открывает двери

Сегодня в Норвегии молодежь ощущает определенное нежелание изучать  иностранные языки. И, тем не менее, третья часть учащихся средних школ выбирает иностранный язык на выпускной экзамен одним из предметов.

В  стратегических планах департамента образования  Норвегии прописан пункт об изучении иностранного – английского  языка – со  второго класса младшей школы. Для норвежцев не составляет трудности, имея общую языковую основу, понимать речь своих скандинавских соседей. Тем более, примерно 80 % населения из порядка 25 миллионов жителей говорят на норвежском, шведском или датском языках. Различие  составляет лишь небольшой диалектальный пласт языка в повседневной речи.

Многие молодые люди вырастают в многонациональной среде. Они получают опыт общения не только с теми, кто говорит на  «иностранном норвежском», мы  его называем «кебабношк», или употребляют микс языков из шведского с норвежским: «свошк».

Как правило, использование английских слов в разговорной речи становится уже обычным. Отсюда фактически происходит недопонимание  установки,  которую дает учитель во время процесса обучения в школе, что язык «настоящий» отличается от языка сленга и бытовой речи, и что язык необходим не только для дальнейшего обучения в колледже или институте, но и в рабочей среде.

Статья 22 Закона об образовании упоминает, что предложение студентам рабочей практики во время проведения основных занятий по учебному плану в качестве альтернативы другим иностранным языкам является очень популярным. Это может означать, что амбиции в  стратегии изучении иностранных языков  нивелируются до выпадения предмета «иностранный язык» из учебного процесса школы.

Ограничения,  которые закрывают двери

В стратегическом плане  говорится изначально, что языковые навыки могут ломать барьеры, создавая лучший контакт между людьми, обеспечивать понимание истории, литературы, социальных и культурных кодов.

Особенно, если обучение построено широко и не ограничивается  только запоминанием лексики и грамматики. Большинство согласится с этим.

И вряд ли чрезмерное запоминание грамматики ограничивает  преподавание иностранного языка в современных школах.

Многие опытные преподаватели  языка  утверждают, что проблема как раз в противоположном: отсутствие понимания грамматики ограничивает и затрудняет изучение языка на более высоком уровне.

Когда не хватает языковых навыков  для построения  структуры предложения на своем родном языке, то  у человека отсутствует один  из инструментов, который позволяет ему изучать  иностранный язык. И тогда изучение языка сводится только к «попугайному» заучиванию  фраз.

Коммуникативный  подход  в изучении языков доминировал в  течение многих десятилетий. Он  имеет свои преимущества, но и свои ограничения.

Чтобы язык в изучении не был скучной и тянущейся жвачкой для учащихся, а дал живой эффект и стимулировал на нем говорить и общаться, необходимо создавать коммуникативные программы, сочетая их с грамматическими основами языка под девизом «Понимаю-принимаю-говорю!». Чтобы не случилось той ситуации, в которой многие узнают себя, когда надо сдавать экзамен, и мы зазубриваем то, что после экзамена забудется.

Наша цель в обучении – мотивировать  интерес учащихся к языку, давая шанс к осознанному применении не только в повседневной жизни, но и в учебной, и в рабочей среде.

Если мы, как преподаватели или проводники идеи  изучения языка, предлагаем  для освоения языковых основ только адаптированные тексты для прочтения и запоминания тем и выучивания нужных фраз, не делая акцент на  том, что за данным текстом стоит еще более сложный уровень понимания, то мы усугубляем нежелание учащегося учить язык до полной потери мотивации.  Мы сами, таким образом, закрываем двери для понимания и принятия иностранного языка.

Отсутствует набор

Несмотря на растущий спрос  на высокий уровень  владения  иностранным языком в обществе, все меньше и меньше желающих изучать языки.

Это  мы видим по опыту в средней школе, и по высшим учебным заведениям, где меньше студентов желают получать специализацию в другом иностранном языке, кроме английского. Лишь немногие студенты выбирают другие  иностранные языки, как немецкий или испанский, которые не  является обязательными.

Соответственно 802, 176 и 246 учащихся школ были зарегистрированы в программе на испанском, немецком и французском языках в 2008-2009 годах. Такой же  небольшой  интерес отмечен и на уровне высшего образования. Вузы  зафиксировали снижение числа студентов, изучающих  язык, в частности, на французском и немецком языках.

Это происходит, несмотря на тот факт, что в Норвегии есть спрос на бизнесменов, которые говорят на этих языках.

Низкие цифры студентов языковых вузов или кафедр в свою очередь, ударили  по  набору  преподавателей иностранного языка.  Многие из сегодняшних профессоров иностранных языков приближается к пенсионному возрасту.

Экспертиза  языковой отрасли ухудшается, а возможности получения образования на иностранных языках снижаются. Мы рискуем тем, что это приведет к стабильному изучению иностранных языков  норвежскими студентами в ВУЗах за рубежом.

Английский как второй язык

При обсуждении учебных программ в школах сформированы планы, где английский язык фигурирует не как иностранный, а как второй язык в государстве.

В стратегическом плане  развития  и образования Норвегии с 2007 года показано, что Британский Совет считает, что Норвегия находится на переходном этапе, чтобы использовать английский язык не как иностранный, а  использовать его  в качестве второго языка.

Сегодняшняя молодежь растет в мире  масс-медиа, где ежедневно сталкивается с английским: будь то телевизионные фильмы или программы на оригинальном английском и с использованием титров на норвежском, или же это общение в  интернациональной среде в самой школе, встречи с подростками в молодежных клубах  и участие в международных проектах.

Возникает также впечатление, что знание английского языка является важным в процессе самоутверждения: будь то  в интересах национальных академических институтах  или  при ведении переговоров в международной политики и бизнесе.

Когда университеты печатают литературу, использованную во время лекций, в основном, на английском языке, а также многие крупные компании предпочитают английский язык в качестве официального рабочего языка, где необходимо говорить на нескольких стилистических уровнях с использованием терминологии.

Газета «Aftenposten» («Афтенпостен») сообщает под заголовком «Полная неразбериха в языке» о детях в одном из детских садов в Осло, которые сделали пасхальные открытки с пожеланиями на «Счастливую Пасху», в рабочем плане в детском саду это было написано по-шведски, как  «писсель», что в переводе значит  «ремесло». Но на самом деле, подразумевалось слово «пазл».

В пользу проявленной  инициативы  в работе с дошкольниками выступили преподаватели, которые объяснили это несуразицу в языковом контексте, как раннее погружение всех детей в изучение  языка. Видно, однако, что здесь ошибка не только в языковом контексте, но и в самом  смысле поставленной задачи, собрать «пазл-открытку» или смастерить что-то своими руками, что имел ввиду преподаватель, осталось неясно.

И конечно, сразу возникает вопрос, а владеет ли хорошим норвежским в первую очередь преподаватель, ведущий занятия  в этом детском саду. Парадокс!

Специалист по языку Ханне Грам Симонсен из университета в Осло, объяснил газете «Афтенпостен», что «дети учат язык, слушая взрослых, поэтому очень важно для каждого из детей слышать правильный норвежский язык, а когда ребенок имеет возможность изучать не один язык, вряд ли  он запутается, услышав неверный норвежский или шведский».

Ингер Энквист, профессор языка и литературы Университета Люнд защищает интересы детей и юношества, важность того, что слышат дети, какую речь  произносят взрослые. Она критикует ориентированную на учащегося методику, подчеркивающую собственную деятельность студентов и  их сотрудничество в группах в самом классе, вместо систематического изучения понятий и твердой программы  обучения чтению. 

Социологический опрос еще  в 2009 году  показал, что норвежские школьники определяются по принципу того, как они  усваивают материал, насколько они сильны в тех задачах, которые требуют концентрации внимания и вдумчивого чтения. А это в свою очередь говорит о том, насколько язык стал  для них  чем-то важным.

Мы стремились приспособить все для того, чтобы было лучше ученику в усвоении материала. Но при этом забыли о запросах реальной жизни и поддержании мотивации для изучения иностранного языка.  И классическая литература, и грамматика были показаны на одном уровне с математикой, как ненужные неприятности. Коллеги неоднократно наблюдали, как у учащихся вырабатывался страх ответственности перед уроками математики. Но я рада, что наконец-то подобная ответственность проявляется и в изучении языка, где грамматические основы никто не отменял.

Грамматика определяет

При изучении  языка  коммуникативным способом мы  уделяем мало внимания изучению языка как культурного исследования других народов.

Если  центральной  задачей  в  изучении языка  является умение заказать  себе обед,  то это подобно закрытым дверям, за которыми не видно, что происходит.   В этом случае у учащегося сужается кругозор, задачи изучения языка отсутствуют как таковые.

Профессор лингвистики Рольф  Сэйл пишет, что «язык  является  системой  классификации  знаний  человека для  самого себя, и не имеет никакого значения  для мира в целом, но является  багажом ценностей, который человек проносит через всю свою жизнь, обогащая себя не только культурно. Нужно всегда помнить, что язык правит миром, что  мы зависим от него везде и всегда».

Сэйл описывает  также бесчисленные многоязыковые классификации. Примером  может служить классификация существительного, который как в норвежском, так и в немецком имеет три рода. А, например, в некоторых языках Африки насчитывается около двадцати родов. Там, где  в норвежском классифицируется имя существительное в  мужском, женском или среднем роде, то в одном из африканских  языков будет собственный род для длинных вещей, цилиндрических вещей, маленьких, широких вещей и т.д.

Вероятно,  учителя иностранных языков должны больше  получать вдохновения от лингвистов во время преподавания языка как науки, как интересного для общества  предмета культуры.

Сэйл  рекомендует самим преподавателям не только непрерывно повышать свой уровень квалификации, но и подойди к углубленному изучению  различных языковых культур вместо интерпретации учебной программы и преподавания по заученным шаблонам. Образование в школах зависит от привлечения большего числа филологов, которые могут мотивировать учащихся  повысить свой  интеллектуальный уровень.

Если  мы мало заинтересованы в  выборе языковых программ, то подчеркиваем ослабленную сторону их преподавания и заключаем  сделку со своей совестью, закрывая глаза на существующие проблемы в изучении языка.

Мы попадаем в порочный круг, где скорый  поезд прошел и двери закрылись. Этого допускать нельзя!

Перевод с норвежского Киры Йенсен.

Автор: Гру Элизабет Паулсен (род.1953) – преподаватель и глава норвежского образовательного журнала «Lektorlag» с 2003 года.