50 оттенков белого, или влияние языка

50 оттенков белого, или влияние языка

50 оттенков белого, или влияет ли язык, на котором мы говорим, на то, как мы думаем?

Люди задавали себе этот вопрос на протяжении сотен лет. Лингвисты уделяют ему особое внимание с 1940-х годов, когда исследователь по имени Бенджамин Ли Уорф представил результаты изучения хопи, языка индейцев, на котором разговаривают в северо-восточной части штата Аризона. На основании своих исследований Уорф утверждал, что носители хопи и носители, например, английского видят мир по-разному из-за различий в структуре их языков.

Позднее, эти данные оформились в гипотезу лингвистической относительности Сепира -Уорфа, которая предполагает, что структура языка влияет на мировосприятие и воззрения его носителей, а также на их когнитивные процессы.

Можно ли принять эту идею за единственно правильную? На самом деле ответить на этот вопрос сложно. Существует минимум три различных гипотезы на этот счет. В какой-то степени, это извечный вопрос о курице и яйце. Что было первично: язык или мышление? Мы не в состоянии думать о вещах, потому что у нас нет для них слов, или нам не хватает слов для описания каких-то вещей, потому что мы не думаем о них? Нужно учитывать также, что кроме языка и мышления существует культура, которая вместе с традициями, образом жизни, привычками и т.д. формирует не только процесс нашего мышления, но и речи.

Существует язык Guugu Yimithirr (на нем говорят в Северном Квинсленде, Австралия), который не имеет таких слов, как левое и правое или спереди и сзади. Его носители всегда описывают местоположения и направления, используя слова север, юг, восток и запад. Таким образом, они никогда бы не сказали, что мальчик стоит перед домом; вместо этого они говорят, что он стоит, например, к востоку от дома. Т.е. для нас мальчик стоит перед домом, а для них – к востоку от него.

Означает ли это, что процесс нашего мышления функционирует по-разному?

Проблема не ограничивается отдельными словами. Например, в английском языке форма глагола в предложении указывает, происходило ли событие в прошлом или настоящем (Mary walks. Mary walked. Мэри идет. Мэри шла). Хопи не требует этого, вместо этого формы его глаголов обозначают, как говорящий узнал информацию: так что вы будете использовать различные формы для знания из первых рук (например, «я голоден») и общеизвестной информации (например, «небо синее»). Конечно же, говорящий, например, на русском или английском языке также может включать подобную информацию («Я слышал, что Мэри прошла тест»), но это не обязательно.

Но люди думают на языке, не так ли?

Большую часть времени, да. Но не всегда.

Вы можете легко вызвать в воображении мысленные образы и ощущения, которые были бы трудно описать словами.

Вы можете думать о звуке симфонии, форме груши или запахе хлеба. Ни одна из этих мыслей не требует использования языка.

Получается, что можно думать о чем-то, даже если у нас нет слов для описания этого?

Да. Возьмите цвета, например. Есть бесконечное количество различных цветов, и не все они имеют свои собственные имена. Если у вас есть банка красной краски, и вы медленно добавляете в нее синий цвет, капля за каплей, то цвет будет очень медленно меняться на красновато-фиолетовый, а затем на фиолетовый, затем сине-фиолетовый. Каждая капля будет слегка изменять цвет, но не существует четкого момента, когда он перестанет быть красным и становится фиолетовым.

Цветовой спектр является непрерывным. Наш язык, тем не менее, не является непрерывным. Наш язык заставляет делить цветовой спектр на «красный», «фиолетовый» и так далее.

Народ Дани в Новой Гвинее имеет только два базовых наименования цвета: один для «темных» цветов (в том числе синего и зеленого) и один для «светлых» (в том числе желтого и красного). Их язык описывает цветовой спектр отличный от нашего. Но это не значит, что они не могут увидеть разницу между желтым и красным: исследования показали, что они могут различать цвета так же, как и мы, просто не имеют для них названий.

А как насчет известного примера эскимосских слов для снега и его оттенков?

Возможно, вы слышали о том, что у эскимосов есть десятки (или даже сотни!) наименований для снега и его оттенков. Люди часто используют этот пример, хотя он не является корректным. Прежде всего, эскимосский язык не един; люди, которых мы называем "эскимосы" говорят на разных языках инуитской и юпикской языковых семей. И даже если мы выберем один диалект одного языка, мы не найдем много доказательств того, что он имеет больше слов для снега, чем, например, русский или английский. Языки эскимосов имеют гораздо больше словообразовательных процессов, например, один корень («снег») может стать основой для сотен слов. Нет оснований считать каждое из них за отдельное слово. У нас также существует множество наименований снега, и даже, если нас отправят к эскимосам, то в отсутствие названий для различных состояний снега, мы все равно будем способны увидеть разницу между ними, просто в нашей ежедневной жизни у нас отсутствует необходимость присваивать им всем имена. Что касается оттенков снега, мы уже рассмотрели этот вопрос выше: мы способны различать цвета, но т.к. эта информация не является необходимой в нашей ежедневной жизни, то данные термины отсутствуют в языке по причине неиспользования.

Можно привести множество похожих примеров из других языков.

Суть будет одна: в зависимости от культуры и традиций народа каждый язык имеет свои средства концептуализации явлений и ситуаций.

Это не означает, что носители одного языка неспособны понять явления, отраженные в другом, просто в их языковой картине мира они не существуют из-за культурных, исторических или социальных условий.

Данная информация порождает новые вопросы.

Наш язык влияет на наш образ мышления? Или просто описывает разные явления и ситуации с точки зрения нашего опыта и культуры? Культурные различия действительно заставляют нас по-разному мыслить или просто выражают определенный угол зрения на вещи и ситуации?

А что с иностранным языком? Действительно ли изучение нового языка делает нас новой личностью? Действительно ли мы начинаем мыслить по-новому? На этот вопрос мы попробуем ответить в следующей статье, посвященной мышлению и языку.

По материалам статей:

http://www.linguisticsociety.org/content/does-language-i-speak-influence-way-i-think

https://jakubmarian.com/do-languages-influence-our-way-of-thinking/

https://www.edge.org/conversation/lera_boroditsky-how-does-our-language-shape-the-way-we-think

http://www.sciencemag.org/news/2015/03/speaking-second-language-may-change-how-you-see-world

 

Софья Веретенникова, магистр лингвистики Университета Гранады (Испания), основатель дистанционных курсов иностранных языков и культуры "Форастера", лингвотерапевт