Существует ли идеальный мужчина?

Существует ли идеальный мужчина?

Категории и идеализированные модели в языке и мышлении

У нашего мозга есть потрясающая способность, позволяющая нам не потеряться в мире окружающих нас вещей – способность к категоризации. Умение разложить всё по полочкам, отнести объект к известному классу, найти похожие признаки в различных явлениях – все эти операции позволяют нам упорядочить окружающий нас хаос и не сойти с ума от многообразия мира, в котором мы живём.

Мы познаем мир через категории. «Это птичка, это животное, это человек» - учит мама малыша. Птичка летает, а у человека две ноги - по таким примитивным признакам мы начинаем выделять наши первые категории и опознавать объекты окружающего мира.

Мы постоянно сравниваем вещи между собой, и помещаем их в различные группы в зависимости от нашего опыта. Кроме этого, категории помогают понять нам, как вести себя с новым объектом или явлением. Если при встрече с собакой мы отмечаем её агрессивность, то она попадает в категорию «опасность», и мы будем избегать общения с ней, если же, наоборот, собачка маленькая и пушистая, то она относится к «безопасным», и наше поведение меняется соответствующим образом.

К сознательному возрасту весь мир для нас поделен на категории и любой новый объект, встречающийся на нашем пути, попадает в одну из них.

Дж. Лакофф в своей книге «Женщины, огонь и опасные вещи» отмечает, что если лишить человека способности катетеризовать - он не сможет функционировать ни физически, ни социально, ни интеллектуально.

Естественно, что категоризация, как одна из базовых функций нашего сознания подвергается пристальному изучению в когнитивной лингвистике. В прошлой статье мы уже упомянули о новом подходе к обозначению категорий – теории прототипов.

В данной статье мы рассмотрим понятие идеализированных моделей, предложенное Лакоффом. Дж. Лакофф выдвигает теорию о том, что мы организуем наше знание посредством структур, называемых идеализированными когнитивными моделями, или ИКМ, и что категориальные структуры и прототипические эффекты являются побочными продуктами этой организации.

Самый известный пример ИКМ -  слово bachelor ("холостяк"), разбираемое в работах многих исследователей. 

Так, Филлмор (Fillmore,1982), развивая свою теорию фреймовой семантики, отмечает, что существительное холостяк может быть определено как 'неженатый взрослый мужчина', однако сфера его применимости ограничена определенным типом общественных отношений. Например, мужчины, состоящие в гражданском браке, не считаются холостяками; человек, выросший в джунглях и оторванный от человеческого общества, также не будет назван холостяком; и это слово не применимо по отношению к Папе Римскому [Лакофф 2004:70].

Другими словами, слово холостяк определяется относительно идеализированной модели мира, в котором есть социальный институт брака, причем брак является моногамным и заключается между людьми разного пола. Остальные типы социальных отношений не принимаются во внимание. Таким образом, ИКМ является упрощенной моделью, отражающей состояние вещей и явлений в конкретном обществе на конкретный период времени при определенных заданных условиях.

Интересно отметить одну из особенностей нашего мышления - для нас является нормой делать выводы от типичных примеров к нетипичным.

Если у типичного человека на голове есть волосы, то мы заключаем из этого, что у нетипичных людей (при прочих равных условиях) на голове тоже есть волосы. Более того, человек может рассматриваться как нетипичный именно вследствие того, что у него на голове нет волос. В этом нет ничего удивительного. Огромный массив нашего знания о категориях организован в терминах типичных случаев. Мы постоянно делаем выводы на основании знаний этого рода. И мы делаем это настолько регулярно и автоматически, что редко замечаем, что мы это делаем. [Лакофф 2004:123].

Поэтому идеализированная модель способна весьма точно отражать действительность в одних случаях и не работать в других, нехарактерных. Если ИКМ обозначающая понятие холостяк, точно соответствует нашему пониманию мира и названный этим словом человек действительно относится к разряду неженатых взрослых мужчин, то он считается членом категории холостяк. Отклонение от прототипа холостяка происходит либо тогда, когда ИКМ неточно или неправильно отражает мир, либо если сам человек не является неженатым взрослым мужчиной. Таким образом, данная модель является идеальной только с точки теории прототипов и зависит от культурных и социальных факторов. [Http://studopedia.org/5-67532.html].

Большое влияние на формирование идеальных моделей оказывают социальные стереотипы и культурно-исторические особенности страны.

В разных обществах понятие «холостяка» будет разниться, и в разных ситуациях оно будет иметь различные оттенки. Здесь мы вплотную подходим к понятию концепта, тесно переплетенное с идеализированными моделями, которое подробнее рассмотрим в следующих статьях.

Интересно проследить, каким образом работает теория прототипов в данном случае, т.е. по какому признаку мы опознаем что-то более идеальным, а что-то нет. Например, воробей для нас более идеальная птица чем, страус, а медведь идеальнее, чем утконос, хотя они оба являются животными. Также, чайная чашка будет более «идеальной», чем чаша для супа или чаша, как объект религиозного культа.

Итак, опираясь на вышеизложенные факты, можно попытаться ответить на вопрос о существовании идеального мужчины.

Очевидно, что его не существует, т.к. это типичная идеализированная модель, и для каждого общества, времени и даже конкретной ситуации эта модель будет разной. Также, как не существует идеальной работы, отношений, друзей и т.п. Таким образом, механизмы познания мира играют с нами злую шутку: с одной стороны они упорядочивают всю окружающую информацию и не дают в ней потеряться, с другой, создают образы явлений и объектов, которые не существуют в реальном мире.

Зная, как работают механизмы категоризации мы можем лучше понять то, как мы мыслим и как живем. Осознавая, что идеал – это продукт нашего мышления, созданный для того, чтобы помочь нам классифицировать объекты окружающего мира, мы с большей легкостью будем относиться к его существованию и не стремиться его найти или создать.

Для заинтересовавшихся темой рекомендую обратиться к книге Дж. Лакоффа и проанализировать другие примеры ИКМ, приведенных в ней.

 

12.05.2016

Софья Веретенникова, магистр лингвистики Университета Гранады (Испания), основатель дистанционных курсов иностранных языков и культуры "Форастера", лингвотерапевт

  1. Croft, William A. & D.A. Cruse (2004). Cognitive Linguistics. Cambridge: Cambridge University Press.
  2. Fillmore. "Frame semantics" 1982. In Linguistics in the Morning Calm. Seoul, Hanshin Publishing Co., 111-137
  3. Лакофф Д. Женщины, огонь и опасные вещи. Что категории языка говорят нам о мышлении М.: Языки славянской культуры, 2004
  4. http://cogling.wikia.com/wiki/Categorization
  5. http://studopedia.org/5-67532.html