Сопоставление и "Свободная страна"

Сопоставление и

МЕТОДИКА СОПОСТАВИТЕЛЬНОГО КОНЦЕПТУАЛЬНОГО АНАЛИЗА 

(НА МАТЕРИАЛЕ КОНЦЕПТА «СВОБОДНАЯ СТРАНА» 

В РУССКОМ, АНГЛИЙСКОМ, НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ)

Когнитивная лингвистика как научная парадигма возникла в 70-х годах XX века и за 30 лет прочно заняла свое место в парадигме концепций современного мирового языкознания. Ее бурное развитие - характерная черта языкознания рубежа веков [1]. Цель нашего лингвокогнитивного исследования - в том, чтобы провести сопоставительный анализ средств языковой объективации концепта «свободная страна» носителями русского, английского и немецкого языков. 

В некоторых странах бытует мнение, что Россия - совсем не свободная страна, что порождает настороженность и негатив в отношении нашей страны. При ближайшем рассмотрении оказывается, что содержание концепта «свободная страна» у граждан разных стран и носителей разных языков различно. Актуальность исследования концепта «свободная страна» связана с учащающимися случаями национализма и ксенофобии, непонимания в международных отношениях. Исследование особенностей концепта «свободная страна» в сознании носителей разных языков через анализ средств его языковой объективации способствует поиску причин появления и методов преодоления межнационального непонимания, так как многие признаки концепта во многом определяют мышление и поведение народа.

Материалом для исследования послужили ответы 152 респондентов: 46 - из России, 54 - из Г ермании и 52 - из США - на составленную нами по принципам экспериментальных методов концептуального анализа анкету.

Анализ субъективных дефиниций, на основании которого были выделены когнитивные признаки и сгруппированы по принципу семантической близости языковые единицы, репрезентирующие их, позволил сделать следующие выводы: американскому концепту, в отличие от русского и немецкого, не присущ признак «независимость»; самые объемные группы для концепта во всех трех концептосферах включали когнитивные признаки «гражданские права и свободы», «демократическая форма устройства»; немецкий концепт характеризуется тем, что в ближних к ядру слоях содержится признак «наличие Конституции», который в американском и русском концептах близок к периферии.

По данным ассоциативного эксперимента выяснилось, что русский концепт сформирован в меньшей степени, чем американский и немецкий. Кроме того, анализ ассоциатов позволил выявить частоту упоминания признака «США» американскими респондентами, что свидетельствует о том, что американский концепт имеет ярко выраженный «национальный» характер

Для гражданина США «свободная страна» = «Америка». 

К общечеловеческим же относятся ассоциаты, связанные с теплом и светом, что, вероятно, объясняется их важностью в жизни всех людей, вне зависимости от нации. Кроме того, общечеловеческими оказались ассоциаты улыбки на лицах людей. Приведем наиболее частотные когнитивные признаки, выявленные методом ассоциативного эксперимента, отнесенные нами к ядерной зоне концепта. В скобках указан процент респондентов, упомянувших данный признак.

Русский язык: свобода слова (15%), демократия (13,75%), природа (12,50%), независимость (11,25%), счастье (11,25%). 

 

Немецкий язык: Demokratie (демократия) (21,42%), freie Meinungsäusserung (свобода слова) (16,07%), Bewegungsfreiheit (свобода передвижения) (16,07%), Gleichberechtigung (равноправие) (14,28%). 

 

Английский язык: the USA (США) (21,67%), freedom of speech (свобода слова) (16,07%), democracy (демократия) (16,07%), liberty (свобода) (14,28%).

Перцептивный эксперимент показал, что русские перцептивные признаки - менее символичны и образны, чем немецкие и американские, часто репрезентируемые когнитивными метафорами. Почти все перцептивные признаки американского концепта связаны мотивом патриотизма и национальной гордости и часто объединяются признаком «американский». 

Приведем наиболее частотные перцептивные когнитивные признаки, отнесенные нами к ядерной зоне и к ближней периферии концепта.

Русский язык: добрые люди (15,22%), процветание (15,22%), природа (13,04%), счастливые люди (13,04%), согласие (10,87%). 

 

Немецкий язык: glückliche Menschen (счастливые люди) (26,78%), unterschiedliche Menschen, die glücklich zusammen leben (разные люди, счастливо живущие вместе) (14,28%), hell (светлый) (10,71%). 

 

Английский язык: American reality and symbols (американская реальность и символика) (17,31%), People going about as they please (люди занимаются тем, чем им нравится) (15,38%), the USA (США) (13,46%).

Анализ синонимов позволил убедиться в яркости признака «демократия», являющегося ядерным для концептов во всех трех концептосферах, проявилась яркость признака «независимость» для немецкого и русского концептов. На основе анализа синонимов выяснилось, что американский и, в меньшей степени, немецкий концепты содержат больше признаков со значением внутренней свободы, а русский - со значением внешней. Если представить шкалу ценностей по возрастанию от внешней свободы страны до внутренней свободы гражданина в свободной стране, то распределение ценностей для жителей США, Г ермании и России выглядело бы примерно так.

Внутренняя свобода <---------------------------------------------------------> Внешняя свобода

США Германия                                            Россия

 

Поэтапно исследуя различные стороны содержания концепта «свободная страна» и способы его языковой объективации, мы выявили и ранжировали по полевым зонам когнитивные признаки концепта, число которых составило 1721, из них 372 русских, 710 немецких, 639 американских. Проанализированы средства их объективации, исследованы макроструктура и компоненты содержания концепта, построена итоговая модель концепта в русской, немецкой и американской концептосферах. 

Сделаны следующие выводы.

Вывод первый: только используя комплекс методов, можно рассчитывать на относительно полное раскрытие всех сторон концепта, исходя из чего можно рекомендовать после выбора концепта, подлежащего исследованию, рассмотреть все имеющиеся методы и составить алгоритм, включающий минимум три метода анализа и описания концепта.

Вывод второй: каждый из экспериментов может сыграть особую роль в исследовании концепта. Как оказалось, построение макроструктуры концепта по данным ассоциативного эксперимента эффективнее других способов позволяет выявить степень сформированности и абстрактности концепта в сознании, поскольку включает анализ образного компонента, большой удельный вес которого свидетельствует о небольшой степени сформированности концепта (на ранней стадии концепт обычно равен чувственному образу).

Вывод третий: о степени сформированности концепта «свободная страна» в русской, немецкой, американской концептосферах. Было установлено, что концепт характеризуется разной степенью сформированности: русский концепт «свободная страна» менее сформирован и абстрактен, чем соответствующие немецкий и американский концепты. Данный вывод сделан исходя из большого удельного веса образного компонента содержания русского концепта, более чем в 4 раза превышающего вес соответствующего компонента немецкого концепта и более чем в 2 раза превышающего вес соответствующего компонента американского концепта.

Вывод четвертый: о языковой объективации русского концепта. В целом, по данным всех экспериментов, русские средства объективации оказались гораздо более разнородными, чем немецкие и американские. 

Среди лексем, объективирующих признаки, встречалось немало антонимов, лексем с положительной коннотацией и лексем, характеризующихся резко отрицательной коннотацией (например, надежда, мечта - гадость,беспредел).

Вывод пятый: о языковой объективации немецкого концепта. Немецкий концепт максимально абстрактен, а средства его языковой объективации принадлежат, в отличие от русского концепта, меньшему количеству семантических и ассоциативных полей, что делает состав средств языковой объективации более однородным, а сами средства - поддающимися подведению под одну тематическую рубрику. 

Самой крупной такой рубрикой для немецкого концепта является «демократия и ее ценности». Недаром ядерный признак «демократия» немецкого концепта имеет не только самый большой показатель яркости среди всех когнитивных признаков немецкого концепта, но и среди признаков русского и американского концептов - 64,81%.

Вывод шестой: о языковой объективации американского концепта. Американский концепт максимально исполнен чувством национальной гордости и патриотизма, поэтому большое число когнитивных признаков имеет значение «американский». Существительные, объективирующие когнитивные признаки, нередко сопровождаются определением «американский». 

По причине частотности употребления имен собственных, связанных с США, или самой лексемы «Америка», американский концепт оказывается, хотя и не менее однородным по составу языковых единиц, объективирующих признаки, так как можно выделить ограниченное число семантических и ассоциативных полей, в которые они входят, самые крупные из них - «США», «демократия», но менее абстрактным, чем немецкий. 

Иными словами, если немецкий концепт представить в роли поискового образа (о чем мы писали в первой главе нашей работы, в пункте «Концепты и познание»), то на запрос «Какая страна свободная?» будет выдан список стран, соответствующих «немецким требованиям»: это когнитивные признаки: 

«демократическое устройство», «наличие Конституции», «защита меньшинств», «свобода передвижения» и т. д. 

Если же представить в роли поискового образа соответствующий американский концепт, то помимо соответствия аналогичным признакам понадобится и сходство с устройством США и жизнью в США по очень многим критериям. В этом проявляется отсутствие абстрактности и связанность с конкретной реалией (США).

Результаты проведенного нами исследования и любых подобных исследований, выполняемых методами сопоставительного концептуального анализа, могут быть практически применены и полезны в лексикографии, лингводидактике, журналистике, политическом спичрайтинге, лингвистической экспертизе.

Примечания

1. Попова З. Д., Стернин И. А. Семантико-когнитивный анализ языка: Монография. - Воронеж: Изд-во «Истоки», 2006. - С. 6.

Автор: Марина Сергеевна Онищенко. кандидат филологических наук