Язык и музыкальный слух – как они связаны?

Язык и музыкальный слух – как они связаны?

Для жителя Северной Европы многие  иностранные  языки, наверное, уже фактически перестали быть иностранными. Мы, норвежцы, посещая европейские города и поселки, очень часть используем  в обиходе  приветствия и выражения, как «Бонжур», «Гутен Морген», заказываем салат «уна енсалада микста» и используем выражения, высказывая свое восхищение «Бениссимо!», когда оно подходит по ситуации.  Но если нам необходимо использование большего количества слов в общении с кем-то, тогда мы переходим  к английскому  языку.

Часто английский используется даже немного нарочито.

Вопрос в том, что это иной раз не соответствует  нашим амбициям. Те, кто собирается посетить зарубежные страны, как правило, перед поездкой не только изучают местоположение и получают историческую справку о стране посещения, но и решают вопрос с языком (будет путешественник использовать школьный уровень или начнет изучать слова и выражения специально для поездки). У кого посерьезнее амбиции – перед своим заграничным путешествием посещают  языковую школу.

Как говорил  Фрэнсис Бэкон, британский философ и эссеист «язык является одним из сильных аргументов при общении в обществе».  Наверное, можно быть не таким наивным чтобы использовать Google translate как переводческую систему и применять дополнительные информационные каналы, но важно в любом случае понимать грамматику языка, использование глаголов и существительных в верных лицах, временах и падежах. 

Из многочисленных языков, которые выбирают в высшей школе в Норвегии, приоритет отдается английскому, немецкому, испанскому, с одной стороны,  или китайскому, японскому и португальскому языку, с другой стороны.

Многие кафедры иностранных языков сокращаются, так как нет возможности сформировать группу заинтересованных в обучении. Но при этом фирмы и бизнес-сообщества кричат на всех углах,что им не хватает специалистов со знанием  иностранных языков. Что можем мы, как преподаватели, сделать в этом направлении?

К сожалению, интерес во всем мире к изучению языков среди молодежи снижается, а вот среди среднего и более старшего поколения – возрастает. Как сбалансировать этот процесс? Сейчас предложение иностранного языка от языковых школ в основном – это изучение китайского. Английский практически не классифицируется как иностранный во многих странах. Эта позиция учащихся и потенциальных учащихся тоже остается важной темой для обсуждения среди преподавателей языка. В преподавании иностранного языка появляется что-то новое не только в самом языковом материале, но и в методике изучения, что-то отмирает или приобразуется в иные формы. 

С норвежского ”Evighetsspråket” переводится как «вечный язык».  В языке вечным может быть только его музыкальность. Как в основе любого языка –  сочетание гласных и согласных, как в музыкальной грамоте – ноты, язык имеет свой строй. В словах тоже существует ритм. Поэтому мы разделяем слова на слоги.

Речь идет, например, о правильном произношении и работе над  интонацией слова при изучении языка пожилыми людьми, потому что для них восприятие с годами становится слишком сложным. Музыкальность требует внимания, как и любые другие возможности – вы  можете  развивать ее, если вам это необходимо и если вы мотивированы. Музыка вызывает привыкание, нет сомнений.

В каждой культуре в мире есть  колыбельные песни, которые  родители поют в надежде на то, что маленький шалун успокоится и что у родителей появится свое свободное врмя. В детских садах и начальной школе дети учат стихи, песни, ритмы и движения. Дети играют со словами, звуками, хлопая и используя мимику.

Малыши странные существа. Одно из самых удивительных чудес, как быстро они изучают новые слова.Взрослый человек может примерно выучить 60 000 слов, это кажется очень много, из всего этого массива, полученного за всю жизнь мы используем, конечно, самую малую часть.

Двухлетние дети изучают новые слова с молниеносной скоростью. Несмотря на то, что они не всегда так хорошо могут говорить, но они изучают новые слова быстрее, чем кто-либо другой. Исследователи задавались вопросом, что является причиной этого? Возможно, из-за того, что определенная  часть мозга становится активной в этом возрасте, так что мы вдруг можем выучить слова быстрее, чем раньше или позже.

Недавно американские ученые нашли еще одно объяснение. Мы выучиваем так много слов в два-три года, потому что большинство слов в языке довольно легкие. Когда мы учим язык, мы начинаем с самых легких и наиболее распространенных слов. Не очень распространенные слова, которые мы не так часто используем в обиходе, участся не особенно быстро.

Но слушая язык на аудиозаписях к определенному уроку, прослушивая определенные тексты и проговаривая фонетические упраженения, мы даем определенную пользу для своего мозга по запоминанию фраз и по запоминанию интонации. В этом нам помогает слух, музыкальный слух. Именно он способствует лучшему восприятию и подаче сигнала мозгу для фиксации нужного фонетического звука. Поэтому людей, знающих и говорящих на нескольких языках, мы назовем не только полиглотами, но и скажем , что у них есть «языковой слух».

После того, как мы узнаем достаточно слов на новом языке, мы начинаем говорить о предложении и структуре. Грамматика, как ноты в музыке. Есть правила, есть паузы, создающие смысл. Помогает ли быть музыкальным? Важно ли иметь хороший языковой слух?

Например, рассмотрим два существительных "Анне" и "ананас". Если мы добавим глагол "есть" в настоящем времени, мы получаем полное предложение: "Анне списерь ананас." (перевод : Анне ест ананас). Правилом норвежского языка является то, что короткий / а / в слове / имя Анне будет также ударным: "Анне списерь  ананас."  Получается семь слогов. Вы можете это предложение как сказать, так и спеть.

Чтобы выучивать легче слова, мы, как в очень раннем детстве работая с детьми применяем методику прохлопывания на каждый слог и пропевания слова и фразы. Когда взрослые изучают норвежский язык как иностранный, используются такие же механизмы, как при работе с детьми младшего возраста. И это касается, в принципе, любого языка. Поэтому мы прихлопываем в ладоши на каждый слог в слове.  Многие взрослые воспринимают это как детский способ изучения языка. Но это работает. Поэтому многие преподаватели языка используют и прослушивание песен на иностранном и чтение «вслух» в группах как методически важную часть занятий.

Возьмем, например, алфавит. Это система, которая помогает систематизировать разнообразие языка. Без изучения алфавита трудно писать слова и строить значимые фразы и предложения. Но некоторым людям при изучении бывает трудно понять символ или прочесть, или произнести. Такая же декодировка происходит, когда ноты создают не только определенный шум, но и могут выстраиваться в совершенно различные мелодийные линии и композиции, которые рождают собой прекрасную музыку или песню.

Так же обстоит дело с языком. Мы учим буквы, слоги, слова и фразы не потому что мы заменяем работу учителя. Мы учим их, чтобы придать потом смысл нашим словам и перевести наши мысли в них... Буквы являются символами. A, N, A, N, A, S – эти шесть символов латинского алфавита вместе взятые помогает нам произносить имя прекрасного тропического фрукта.

Иногда бывают такие ситуации, когда слова пишутся по-разному, но их произношение настолько близко,что очень трудно уловить нюансы. Так например, в норвежских словах ”koopen” и ”kåpen” очень сложно отличить длинный звук «О» от короткого «о». Для славянского человека и новичка в норвежском, трудно увидеть разницу между словами "чашка" и "плащ", имеющие два различных звука. Как мы можем это объяснить, если мы при этом не используем музыкальность?

Норвежские учителя используют мяч и скакалку, чтобы проиллюстрировать различия между длинной и короткой гласной. Только практический опыт преподавателя может подсказать, какую методику применить в изучении и запоминании.

Мы знаем, что обучение является индивидуальным. Но мы также знаем, что мы учимся лучше всего, когда мы сыты и не имеем за спиной забот и, когда преподаватель спокойно объясняет новую тему.

Многие могут сказать о себе, как Кира Йенсен: "Я играю на музыкальном инструменте или слушаю музыку, когда я дома. Музыка помогает мне успокоиться  и сконцентрироваться на главном. Чтобы осознанно заниматься языком,человек должен быть, прежде всего, спокоен и сконцентрирован на главном.  В этом помогают аудиокниги, которые можно слушать и концентрироваться на тексте, который обволакивает слушателя как музыка, давая и пищу для рассуждения. В насыщенной событиями повседневной жизни у меня есть необходимость слушать музыку Вивальди и аудиокниги о любви. Один фактор дает мне музыкальный смысл, созданный тонами с разной скоростью, а другой развлекает меня и учит меня знанию о людях и культуре".

О большом значении музыки в обучении говорит, к примеру метод Лозанова. Лозанов – болгарский  психиатр и невролог, который изучал мозг в сотрудничестве с лингвистами. Он играл тихую классическую музыку для студентов, которые получали текст на иностранном языке, а затем тот же текст на их родном языке. Музыка помогла студентам  сосредоточиться и запомнить новые слова лучше.

Нет причин для сожалений, что Вы не ученик Лозанова! И музыку, и язык можно выучить позже. Главное, чтобы ваш выученный язык, на который можно будет положиться, функционировал  в повседневной жизни.

"Норвежский язык является ключом к Норвегии" - говорят учителя, и это не клише. О любой стране с любым языком можно утверждать то же самое. Так же и с музыкой, состоящей из эмоций и тонов. Она окружает нас везде,  как и язык.

И музыкальность, и язык представляют собой систему, врожденную способность,  с которой  мы появляемся на свет, и должны ее развивать.

Авторы: Марит Клеппе Эгге, Кнут ван дер Вэль, Христина Эльвен 

Перевод с норвежского:  Кира Йенсен