Стереотипное восприятие итальянцев России

Стереотипное восприятие итальянцев России

 через призму культурных клише и литературных произведений

В данной работе представлена попытка представить культурные стереотипы о России, которые современные итальянцы получают через призму культурных клише и литературных произведений. Прежде всего, необходимо отметить, что иностранцы, живущие в Западной Европе, не посещавшие Россию, не могут однозначно и объективно ответить на вопрос «Что вы думаете о России?». Их представление о России, по большей мере, складывается из информации, которую они получают из СМИ или, в случае осознанного интереса к русской культуре, через литературу, кино, произведения искусства и др. Кроме того, большой пласт культуры, оказавший влияние на современную российскую действительность, представляет собой период СССР, с которым современные европейцы мало знакомы или их представление о нем очень ограничено.

  В частности, взгляд современных итальянцев на Россию ограничен влиянием американизированных средств массовой информации, которые распространяются по всей Европе. В результате этого у современных итальянцев создается впечатление, что Россия далекая, недоступная страна. Кроме средств массовой информации, есть и другие источники, через которые итальянцы могут получить представление о России. Речь идет об итальянцах, которые изучают русских язык и русскую культуру в профессиональных или иных целях. К подобным источникам можно отнести русскую литературу, чаще всего литературу XVIII-XIX веков, которую особенно ценят европейцы (итальянцы, в частности), а также кино, телевидение, искусство. Немаловажным источником является также непосредственное общение с русскими, которые живут в Италии, но, в силу ряда ограничений, не каждый итальянец имеет возможность общаться с русскими людьми и получать непосредственное представление о русских и о России в целом.

В кинематографе интерес итальянцев к России обозначился еще в середине прошлого века. Так, в частности итальянский режиссер Марио Камерини снял фильм «Капитанская дочка» (1947 г.) по одноименной повести А.С. Пушкина, где «русский мир» представляется холодным, туманным, обуреваемый бурями, которые символично передаются в фильме через образы  «благородного разбойника» Емельяна Пугачева и бунтующих крестьян.

Литературные образы о России возникают, чаще всего, из произведений таких писателей как Н.В. Гоголь, И.А. Гончаров, Ф.М. Достоевский, М.А. Булгаков. Несмотря на разнородность творчества указанных писателей, стереотип о русском человеке, формирующийся в результате знакомства с их произведениями, характеризуется мистическими фантазиями, фатальностью, тревожным ожиданием, обреченностью и безрадостными размышлениями о смысле существования. Такое же впечатление создается и в результате знакомства с  русской поэзией, в частности с произведениями таких поэтов-символистов как А.А. Блок и Ф.К. Сологуб. Например, при прочтении стихотворения «Ночь, улица, фонарь, аптека» у итальянского читателя возникает чувство угнетенности, которое, как кажется, присуще характеру и душе русского человека, размышляющего о бессмысленности и бренности существования. Однако, именно это стихотворение А.А. Блока, написанное в 1912 году, принесло ему мировую известность и, до сих пор, является одним из символов русской поэзии.

Существует, однако, и другой стереотип, также возникающий из знакомства с  русской литературой. Например, произведения М.Ю. Лермонтова, Н.С. Лескова, А. Никитина создают образ таинственности и непредсказуемости русской души, ее авантюрного характера. Россия тогда представляется неким идиллическим местом, где природа и душа русского человека сливаются воедино.

Особое уважение у итальянских читателей вызывает патриотизм и любовь к родине (иногда болезненная), которые выражают русские авторы в своих произведениях. Это очевидно проявляется, например, в произведении Н.В. Гоголя «Мёртвые Души», где превалирует противопоставление между личными местоимениями «мы» и «они». Хорошим примером может также служить рассказ В. Сорокина «Снеговик», где  автор размышляет о своей роле и позиции по отношению к родной стране. Находясь в Японии, главный герой рассказа пускается в размышления о своей национальной природе при виде внезапно выпавшего снега: «… Я: русский писатель, по понедельникам и средам рассказывающий молчаливым японским студентам о красивой, но безумной великанше по имени Русская Литература…. Отдернул занавеску, сдвинул в сторону дверь-окно. И ахнул: снег! Густой, большими мокрыми хлопьями. Снег в Токио – редкий подарок. Особенно мне, русскому … Но токийский снег долго не лежит. День прошел – и нет его. Мне захотелось сохранить эту частичку далекой России – страны Снега, Водки и Крови» [2]. В этом произведении особенно потрясает скорее неосознанное чувство  принадлежности своей родной земле.

Если опираться на разнородные по своему происхождению и неглубокие знания простого итальянского обывателя, то основным стереотипом о русском человеке будет являться представление о нем как о молчаливом, неулыбчивом, прямолинейном субъекте, строгом, но честном. Существует мнение, что русские люди больше чем европейцы интересуются политикой, более патриотичны. Кроме того, они склонны к депрессии, алкоголизму, что, вероятно, объясняется особенностью климата: холод, пасмурность, малое количество солнечных дней и т.п. «Русская земля» таким образом, представляется неким абстрактным, сюрреалистическим символом, окутанным вечным туманом. Несмотря на то, что существуют страны, которые географически находятся дальше от Италии, итальянцев, решившихся уехать в Россию считают храбрыми и отчаянными. К тому же русские люди, переехавшие жить в Италию, выражают мнение, что в России итальянцу жить очень сложно, что также связано со стереотипным восприятием. Так, русские люди считают, что итальянцам присущ некий набор символов, выражающих их характер и менталитет - «пицца, кофе, южное солнце» что, безусловно, является неверным.

Если говорить о личном опыте восприятия российской действительности, то можно отметить ряд явлений и обычаев, которые представляются необычными, например, с точки зрения итальянских студентов, приезжающих обучаться в российские вузы. Это, прежде всего, расстояние между городами и населенными пунктами, которое проявляется не только во времени его преодоления, но и в наличии определенных видов транспорта, таких как, например, плацкартный вагон в поезде. Климатические условия (температура – 300), некоторые обычаи (например, обычай снимать обувь при входе в жилое частное помещение), наличие отопительных приборов практически в каждом помещении, ценовая шкала на некоторые виды товаров и услуг – все это вызывает определенный «культурный шок» и требует определенного времени для адаптации и осмысления.

          С другой стороны, создание стереотипов присуще любой нации и любой культуре. Так, в частности У. Липпман под стереотипами понимал «создаваемые культурой образы людей из других групп, которые призваны объяснить поведение этих людей и дать ему оценку, и трактовал стереотипы как избирательный и неточный способ восприятия действительности, ведущий к ее упрощению и порождающий предрассудки. Вместе с тем Липпман высказал идею о том, что стереотипы являются неизбежными, будучи объективной функцией взаимодействия человека и окружающей его действительности и проекцией на мир собственных чувств, ценностей человека» [1].

          Если задать вопрос русским «Что вы думаете об итальянцах?» можно услышать ответы, связанные с генерализированным образом Италии и итальянцев: «итальянцы любят красиво жить (dolce vita)», «итальянцы – эмоциональны, неуравновешенны», стереотип об итальянской жестикуляции стал уже «общим местом» в ряде культур.

          Однако истинная эмоциональность при общении проявляется не столько в жестах и мимике, сколько в искренности и заинтересованности индивида в самом процессе общения и его конечной цели. Так, малоэмоциональный, неулыбчивый русский преподаватель может заинтересовать итальянских студентов преподаваемой дисциплиной (например, русский язык) больше чем, европеец, формально улыбающийся и соблюдающий правила коммуникативного этикета и вежливости. Именно поэтому русские преподаватели, работающие с итальянскими студентами, очень ценятся за те качества, которые присущи русскому характеру, а именно, способностью мотивировать к изучению предмета/дисциплины, терпеливостью, умением вдохновлять, искренностью, доброжелательностью. 

Итальянский студент, родившийся, например, на юге Италии, по приезде в Россию испытывает определенный культурный шок, который проявляется, прежде всего, в его восприятии пространства и времени. Находясь в России, итальянец испытывает некое чувство потерянности, и именно тогда ему становятся понятными размышления русских писателей о бесконечности «российских дорог» или «беспредельности времени», как, например, в произведениях В. Ерофеева (путешествие в неизведанное) или И.А. Гончарова (инертность, апатия). Стереотип «широкая русская душа» становится осознаваемым лишь в результате опыта пребывания в России и общения с русскими людьми. Однако данный стереотип не может передать всех оттенков и того национального колорита, который присущ русской культуре.

Авторы статьи: 

Фоллиеро Мара, магистрант факультета современных языков и литератур, Университет Салерно

Торговкина Т.А., доцент кафедры романской филологии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарёва»

Список использованных источников

1. Рябова Т. Б. Стереотипы и гендерная стереотипизация как проблема гендерных исследований. Электронный ресурс. Режим доступа: http://conf.asu.ru/archive/Lomonosov_2008/19_35.pdf   

2. Сорокин. В. Снеговик. Электронный ресурс. Режим доступа: https://www.libtxt.ru/chitat/sorokin_vladimir/34134-snegovik.html 

3. 5 cose accomunano russi e napoletani. Статья. Электронный ресурс. Режим доступа: https://russaliana.me/2017/10/13/5-cose-che-accomunano-russi-e-napoletani/

Оригинал статьи находится по ссылке: https://ELIBRARY.RU/ITEM.ASP?ID=32241731